Судак энциклопедия. Достопримечательности, люди, история.

Парфений

ПАРФЕНИЙ, (1815-66), игумен Кизилташского монастыря. Родился в “мещанском городе Елисаветграде”, как это было записано в его послужном списке. Там же, окончив курс духовного училища, 15 мая 1840 поступил послушником во Введенский монастырь в Петербургской губернии Новоладожского уезда. Через два года переведен в Херсонский архиерейский дом на должность казначея. 23 декабря 1845 принял монашеский постриг, 8 апреля 1846 рукоположен в иеромонахи. С июля 1848 – благочинный Корсунского монастыря, позже – эконом в Херсонском архиерейском доме. Через два года поступил в число “штатных иеромонахов Балаклавского Георгиевского монастыря”. В августе 1852 предложил “легчайший способ поднятия затонувших грузов” (до 400 кг), машина была одобрена генералом Гангиным. По распоряжению князя Воронцова П. был награжден ста рублями. Начальнику Черноморской береговой линии полковнику Кулябкину было “предписано по проекту о. Парфения устроить в Сухуми малую подъемную”, а специальная комиссия предписала “устраивать подобные машины для портовых надобностей”. В 1855 с 28 февраля по 4 марта пять неприятельских судов обстреливали Новороссийск; П. неотлучно исповеды-вал и причащал раненых и отпевал погибших воинов, за что награжден наперсным крестом на Георгиевской ленте. Предложил инженерный проект “об очень удобном и дешевом подъеме затонувших в Севастопольской бухте кораблей”, за что получил благодарность от начальника Черноморского флота контрадмирала Бутакова, а затем и от великого князя Константина Николаевича Романова. 20 марта 1857 за личное мужество во время военных действий награжден наперсным крестом от Святейшего Синода. 7 апреля 1857 произведен в игумены с назначением в Ферапонть-еву Дунаевскую пустынь. Имел бронзовый крест в память о Крымской войне, а также медаль и крест, учрежденный специально для служивших в Кавказской армии. 20 августа 1858 назначен настоятелем Кизилташской киновии, где проявил разнообразные способности, организаторский и хозяйственно-административный талант. Е.Марков писал в “Очерках Крыма”: “Это был мужественный и деятельный хозяин Кизилташских лесов. Он из пустыни стремился сделать домовитое, всем обильное хозяйство… и уже почти достиг своей цели. Он первый с зари до зари работал... Горсть монахов помогала ему, рабочих нанимать было не на что. В Кизилташ-ской киновии до отца Парфения была только пещера с целебным источником да две-три плетеные мазанки. Парфений добыл все остальное. Он просекал дороги, ломал камень, пилил доски, жег известку и кирпичи, прививал черенки лесным грушам, разбивал виноградники, копал колодцы. Из пещерки в скале сделался целый скит с двумя гостиницами, церковью с келиями и разными службами. Лес кругом обратился в сад, в огород, в виноградник, в хлебное поле, застучала мельница на высоте гор, завелся табун лошадей и рогатый скот, богомольцы хлынули в Кизилташскую киновию… Энергия, предприимчивость и хозяйственная опытность. Он был мастак во всем: архитектор, инженер, столяр, печник, садовник, скотовод, что хотите!.. К нему обращались за советом. Ему поручались дела. Посещавшие Кизилташ возвращались из пустыни, очарованные ее лесными красотами и простотой, сердечным радушием умного хозяина”. В 1863 епархиальное начальство привлекло П. к постройке Свято-Параскевского храма в Топловском монастыре. П. вступил в конфликт с таракташскими татарами по поводу незаконной рубки последними леса и был убит 22 августа 1866 по пути из Судака в Ки-зилташский монастырь. После проведенного следствия феодосийский военно-полевой суд приговорил к смерти за убийство трех таракташских татар. В глубоком овраге, где было сожжено тело Парфений, трудами помещицы Рудневой на деньги почитателей игумена был построен памятник. Е.Марков писал: “В самой гуще леса, не доезжая часу до Ки-зилташского монастыря, в тихой, полутемной лощине, мы поравнялись с беломраморным памятником, осененным высоким крестом. Крест этот сложен из необтесанных стволов дерев, обвит гирляндами дикого винограда и, в обстановке пустынного леса, представляет поэтическую картину, наполненную мистическим присутствием кровавого происшествия. Грек… проезжая с товарищем под вечер мимо страшного оврага, где сожгли Парфения, явственно слышал громкие стоны и выстрел из ружья; лесничий и дровосеки постоянно слышат по вечерам эти сверхъестественные выстрелы и стоны в овраге”. Архиерейский собор Русской Православной Церкви причислил игумена Парфения к лику святых.

 

 

Добавить комментарий