Судак энциклопедия. Достопримечательности, люди, история.

Святая кровь легенда

СВЯТАЯ КРОВЬ. Что это за рой кружится над церковкой, старой туклукской церковкой греческих времен? Не души ли погибших в святую ночь Рождества? Еще не знали в Крыму Темир-Аксака, но слух о хромом дьяволе добежал до Тавра, и поднялся в долине безотчетный страх перед надвигавшейся грозой. Плакали женщины, беспокойно жались к матерям дети и задумывались старики, ибо знали, что когда набегает волна – не удержаться песчинке. Скорбел душой и отец Петр, благочестивый старец, не носивший зла в сердце и не знавший устали в молитве. Только лицо его не выдавало тревоги. Успокаивал до времени священнослужитель малодушных и учил мириться с волей Божией, как бы не было тяжко подчас испытание. Так шли дни, близилось Рождество – праздник, который с особенной торжественностью проводили греки в Туклуке. По домам готовились библейки, выпекалась василопита, хлеб св. Василия с деньгой, которая должна достаться счастливейшему в Новом году. Лучше, чем когда-либо, поднялся хлеб Зефиры, двадцатилетней дочери Петра, и мечтала Зефира, чтобы вложенная ею в хлеб золотая монета досталась юноше, которого ждала она из Сугдеи с затаенной радостью. Только не пришел он, как обещал. Стало смеркаться, зазвучало церковное било вечерним призывом, а юноши все не было. Склонив в печали голову, стояла в церкви девушка, слушая знакомые с детства молитвенные возгласы отца. И казалось ей, что никогда еще не служил отец так, как в эту ночь. Точно из недр души, из тех далеких пределов, где человеческое существо готово соприкоснуться с божественным откровением, исходило его благостное слово. Веяло от него теплом мира, и под песенный напев, в тумане сумерек, при мерцании иконостасных лампад, чудился кто-то в терновом венце, учивший не бояться страданий. Каждый молился, как умел, но тот, кто молился, понимал, что это так. Смолкнул священник, прислушался. С улицы доносился страшный шум. Смутились прихожане. Многие бросились вон из церкви, но не могли разобраться, что делалось на площади. Они только слышали дикие крики, конский топот, бряцание оружия, проклятия раненых. Побледнел, как смерть, отец Петр. Сбылось то, что поведал ему как-то пророческий сон.
- Стойте, - крикнул он обезумевшей от ужаса толпе. – И слушайте! Бог послал тяжкое испытание. Пришли нечестивые. Только вспомним первых христиан и примем смерть, если она пришла, как подобает христианам. В алтаре, под крестом, есть подземелье.                     Я впущу туда детей и женщин. Всем не уместиться, пусть спасутся хоть они. И отец Петр сдвинул престол, поднял плиту и стал впускать детей и женщин по очереди.
- А ты? – сказал он дочери, когда осталась она одна из девушек. –  А ты?
- Я при тебе, отец.

Благословил ее взором отец Петр и, подняв высоко крест, пошел к церковному выходу. На площади происходила последняя свалка городской стражи с напавшими чагатаями Темура. С зажженной свечой в одной руке и крестом в другой, с развевающейся белой бородой, в парчовой ризе, стоял отец Петр на пороге своей церкви, ожидая принять первый удар. И когда почувствовал его приближение - благословил всех:
- Нет больше любви, да кто душу положит за други своя.
И упал святой человек, обливаясь кровью, прикрыв собой поверженную на пороге дочь. Слилась их кровь и осталась навеки на ступенях церковки. И теперь, если вы посетите эту древнюю маленькую церковку, вы, если Господь осенит вас, увидите следы святой крови, пролитой праведным человеком когда-то, много веков назад, в ночь Рождества Христова.

Из собрания Н.Маркса

 

Добавить комментарий